ВВЦ ВСАСД РД

Частный архив.
Текущее время: 20 июл 2018, 10:58

Часовой пояс: UTC + 6 часов




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ВОСПОМИНАНИЯ старшей дочери В.А.Шелкова Риммы
СообщениеДобавлено: 13 янв 2015, 10:06 
Не в сети

Зарегистрирован: 07 янв 2015, 09:23
Сообщений: 77
Воспоминания Риммы Владимировны Шелковой (Цветковой) о своём отце Владимире Андреевиче Шелкове


ВОСПОМИНАНИЯ


Начало

Вспоминая о своем прошлом, хочется написать о тех событиях, которые произошли в жизни моей.
Начну писать с того, что мой отец Шелков был проповедником. В начале 30-х годов был в адвентистах. Произошло отступление по 4-й и 6-й заповеди, он отошел от отступивших адвентистов и объединился с Реф. движением, в частности с братом Освальдом и братом Манжурой, которые остались верными.
Через время брат Манжура, который был в то время председателем Реф. движения России, умер. И мой отец как его заместитель автоматически занял его место.

Выйдя из отступивших адвентистов, отец посещал тех членов, с которыми был знаком раньше. Время шло, отец получил гласность, и некоторые из отступивших адвентистов объединились с ним.
До военного времени он был на свободе и много разъезжал. Власти стали следить за ним, и слежки усиливались, ввиду этого приходилось часто менять жительство. Я и мой брат мало жили с родителями, нас оставляли у верующих.
Но вот началась война в 1941 году, и родители решили выехать. Мы жили тогда в Ташкенте. Нас оставили жить с семидесятилетней бабушкой. Нас четверо детей. Самому меньшему мальчику был 1 год семь месяцев, старше всех была я. Нам было очень трудно, ведь не было ни одного взрослого, здорового человека. Вся тяжесть труда упала на мои плечи.

Уезжая, мой отец оставил некоторые продукты: муку, рис, фасоль, а также спички, мыло, керосин. Всё это бабушка расходовала экономно и уберегла нас от голода, хотя хлеба мы почти не видели. В магазине по карточкам нам выдавали по 100 граммов на человека, всего 500 граммов на всех. Чтобы отапливаться зимой, я с братом ходила на железную дорогу, где паровозы заправляются топливом, там мы собирали перегоревший уголь, иногда машинисты подбрасывали нам хороший уголь. Таким образом, мы запасались углем на всю зиму. Керосин, купленный отцом, мы меняли на продукты. Мыло тоже не расходовали. Стирала белье я щелоком, который делали из подсолнуха: брали золу, заливали кипятком, процеживали и этим стирали белье, а также и купались. О родителях, где они находятся, нам не было известно. И в таком положении мы прожили два года.
Вот в таких обстоятельствах вырабатывается вера и надежда на Бога. У нашей бабушки часто были сердечные приступы, и мы просили Бога в молитве даровать ей жизнь.
Бабушка была богобоязненная и искренно верующая, она научила нас страху Божьему. Вечером не зажигали лампу (экономили керосин), сидели в темноте и слушали бабушку, она нам рассказывала истории из Библии. Пели с ней вместе псалмы.

Через два года приехали за нами сестры верующие и забрали нас в Джамбул.
Здесь собрались мы всей семьей: отец, мать, бабушка и дети. Один старичок, Комлюк, предоставил нам место в своем доме. Здесь я пошла в школу, в четвертый класс. После этого с отцом прожила полтора года. В 1945 году отца нашего арестовали. Но и мама не долго была с нами. В 1947 году ее тоже арестовали, но, живя с нами эти два года, купила маленький домик с участком земли 14 соток, и мы переехали в этот домик. У нас корова была, так что мне приходилось ходить на базар, продавать молоко.
Когда маму осудили на 10 лет, мы снова остались жить с бабушкой. Шесть детей, самому маленькому в то время было 3 года. Это мы остались второй раз без родителей с бабушкой, и вся тяжесть труда легла на меня. Бабушка смотрела за нами.

Весь срок мама не отбыла в заключении. В 1954 году была объявлена амнистия после смерти Сталина. Ввиду того, что отец и мать были больные, пришла телеграмма от начальства, чтобы мы приехали и забрали их домой. Они отбывали срок в Караганде, поселок Спасск, 40 километров от Караганды. Без родителей мы были 7 лет.
И вот мы снова вместе: родители, бабушка и шестеро детей. Я была очень довольна, что за эти семь лет дети сохранились в полном здоровье и бабушка смогла встретиться со своей дочерью (моей мамой) и зятем. Представьте себе, какая была радость в общении с родителями! По приезде их из за*ключения я прожила с ними 1 год.

И вот у меня началась новая жизнь.
Олег, освободившись из заключения, приехал к нам в Джамбул, ему хотелось узнать, что за организация у Шелкова.
В 1956 году мы поженились (через несколько месяцев будет «золотая свадьба», т. е. 50 лет совместной жизни). Ушли жить на квартиру. В дальнейшем отец посвятил Олега в работники. Прожили 25 дней, и отец послал его в объезд общин на три месяца. Слежка со стороны властей усилилась, но он вернулся благополучно. Но несмотря на слежки, собрания проводились каждый день, вечером.
Я прожила со своим мужем 1 год и 7 месяцев, и он был арестован вместе с отцом. Это было в 1957 году, осенью. Осудили его на 8 лет. Отца — на 10 лет.
После суда их отправили обоих в Сибирь: Братск, Тайшет. Мне приходилось ездить к мужу и отцу на свидание и привозить продукты.

Отец и муж были в одном лагере, когда их перевели в Явас (Мордовия). В этом лагере было много верующих, их специально собрали в один лагерь. Были и «субботники», т. е. адвентисты.
По субботам собирались и разбирали Священное Писание. По милости Божьей, спрятанная Библия у них сохранилась. При разборе текстов каждый свободно высказывал свои мнения, затем делался объединяющий итог. При этом отец заявил, что он в своих толкованиях Писания не ошибается и ошибаться не может. Олег наедине просил его от подобных заявлений воздержаться, потому что мы все люди и претендовать на безгрешность не можем. Это вызвало с его стороны недовольство.
По окончании срока Олега (8 лет) я приехала к нему, и мы вместе вернулись. Жили мы в доме с младшим братом.
По приезде из заключения у нас начались трудности. По велению моего отца, переданного из лагеря, Олегу запретили делать поездки, встречаться с людьми. Олег устроился на работу фотографом. Члены церкви были удивлены, почему Олег их не посещает, и стали задавать вопросы старшим об этом. Ввиду этого вскоре нас поселили в отдельном доме, чтобы изолировать от всех, чтобы мы не имели возможности встречаться с людьми, а всем было запрещено приходить к нам.

Таким образом, с нас первых началась введенная ими «изоляция», явно противоречащая учению Христа. Христос даже и не согласных с Ним 70 отошедших учеников не изолировал от остальных.
После своего освобождения отец стал требовать от других — по отношению к себе — полного, беспрекословного, слепого подчинения. Любое, даже малейшее, несогласие, приводило к «изоляции» и прочим репрессиям. Стал учить, вопреки Писанию, что у Бога правосудие стоит на первом месте, а любовь — на втором, что явно противоречит Закону Божьему, вторая заповедь которого говорит, что Бог наказывает до третьего и четвертого рода, а творит милость до тысячи родов (Исх. 20, 5—6). Этим он пытался оправдать ту жестокость, которую стал вводить в церковь. Дело шло к прямой, открытой диктатуре. Он требовал: «Не возражайте мне ни в чем!».
Конечно, с таким, не христианским, учением и поведением, при всем уважении к нему, ни я, ни Олег согласиться не могли.
Для расправы с нами он решил нас вызвать в Ташкент, где он к тому времени жил.



Произвол в Ташкенте

Утром мы приехали, вошли в зал, там уже сидели почти все родственники, попозже пришел Арнольд. Началось собрание.
Отец объявил нам, для чего нас пригласил. Он сказал: «Мы вызвали вас на церковный суд. Вы должны встать и стоять на ногах во всё время разбирательства». (Сами они все сидели.)
Олег отказался стоять на ногах, сказав при этом: «Я вашего суда не признаю. Он несправедливый и незаконный, ибо судья не может быть замешанным в разбираемом деле. Он должен быть нейтральным, чтобы быть справедливым в разрешении дела. Мы имеем дело с отцом, а отсюда, судьею он быть не может. Это общее правило с древнейших времен».
Но я, так как привыкла быть послушной родителям во всем, встала на ноги и стояла на ногах 22 часа. Они не сказали мне: «Садись». Отец смотрел на меня с негодованием.
Во всех предъявленных отцом обвинениях ничего не было существенного, за что нужно было бы наказать и тем более исключить.

Тогда отец решил нас взять на измор.
Мы приехали утром, и до разбора дела дали нам немного поесть, а дальше, в течение всего дня, ничего не давали. Ночь прошла — и то же самое. Еще вечером мы сказали, что едем домой. Говорить было не о чем. Они возразили, сказав, что мы никуда не уйдем, все двери были ими заперты. Нас из дома никуда не выпускали, а по естественным надобностям сопровождали во двор под усиленной охраной, чтобы не ушли.
Чтобы чем-то заполнить ночное время и изнурить нас, — не только физически, но и психически, — не давали спать. Читали вслух, подряд, книгу «Патриархи и пророки», заставляя нас стоять на ногах всё это время. Читали поочередно, сменяя друг друга, читали сидя, и если одни читали, то другие выходили отдыхать и что-то кушали.
Так прошла вся ночь!
Их измор ничего им не дал.
В 6 часов утра отец объявил: «Суд идет на совещание».
Нас оставили в зале, а Дину, мою сестру, оставили с нами — как охрану.
Пока они ходили на совещание, я крепко уснула на диване. Придя с совещания, Олегу было объявлено об его исключении с анафемой, а меня поставили на замечание.
Утром мы поехали домой в Самарканд. Я с трудом обулась — ноги опухли, отекли.
Какой осадок был на душе, передать невозможно, казалось, сердце хочет лопнуть. Я обратилась с молитвой к Богу, чтобы Он утешил и подкрепил меня. После короткого сна всё же тяжесть на сердце осталась. Казалось, червь точит сердце, — ведь это сделали мои родители, которым я всегда была послушна, но в вопросе истины я не могла это сделать, для меня Бог выше всего и Его чистая истина.
Отец надеялся, что я его поддержу.

По приезде домой мои братья иногда заглядывали к нам, надеясь, что после их исключения с анафемой, с провозглашением проклятий на нас, с нами должно что-то случиться. Но так ничего и не дождались!
Все родственники к нам не приходили, им запретили. Даже мама не проведывала своих внучек. Через полгода и меня решили исключить, поскольку я с отцом не соглашалась. К этому времени нас собралось 7 человек, которые не были согласны с новыми, не христианскими, учениями и с их методами обращения, требующими беспрекословного, слепого послушания. Приехавшие из Ташкента посланники от отца пригласили нас прийти на исключение в дом единоверцев своих в 6 часов вечера. При этом они сказали: «Вы должны только слушать, но не имеете права оправдываться, вам не разрешается защищаться!».
Мы решили, все семь человек, не пойти к ним. Обратились к Богу с просьбой управлять нашей дальнейшей жизнью. Спели псалом: «О нет, никто нас не возможет от правды Божьей отлучить». Спели воодушевленно, со слезами. Разошлись по домам и после каждую субботу собирались вместе.


Наше объединение с западными братьями

В дальнейшем западные братья, услышав о нашем церковном положении, приехали к нам с западной части Украины, с Реформационного движения, приглашая к ним присоединиться.
Я и одна сестра ездили в Молдавию и там встретились с братом Андреем, членом Генеральной Конференции. Простой, искренний брат. С ним говорили 5 часов и были вполне удовлетворены его объяснениями.
Исключение Олега произошло в 1970 году, в сентябре месяце. Мое и всех семи человек произошло в 1971 году, 21 февраля.

Через месяц после исключения Олега мы решили, чтобы съездил он в Эстонию и попытался встретиться там с руководством Конференции, и рассказал, что произошло с нами ввиду неправильного учения Шелкова, от которого мы отделились, и нас они исключили.
Еще раньше, в 1946 году, Олег был в Эстонии. Там была община, и одна сестра подарила ему связанные ею рукавицы. Когда Олег решил на этот раз ехать в Эстонию, он взял с собой эти рукавицы. Прошло много времени, эта сестра не помнила его и только по рукавицам узнала его и доверилась.
Олег выразил ей желание встретиться с кем-либо из руководства Конференции. Произошло неожиданное для нас совпадение: Олег приехал, и в тот же день с Конференции приехал в Эстонию секретарь Рингенберг. Состоялась встреча, и три дня было их общение. Олег рассказал о Шелкове и его учении.
Выслушав, секретарь сказал: «Это — диктатор, а вы как работали, так и работайте».
Вскоре нас пригласили в Молдавию на объединение с Реформационным движением АСД. Я попросилась тоже поехать на такое важное событие. Один брат дал мне деньги на эту поездку. Председателем Украинской Унии тогда был брат Никора, он пригласил всех братьев проповедников на это объединение с русскими братьями. Нас приняли на равных правах без ущемления в поездках, встречах и служениях, с оставлением тех же священнодействий, в которых были до этого.

Всё это было зафиксировано в протоколе с подписями всех присутствующих.
Олега послали работать заместителем Петра Мангула по Азии и Сибири. После смерти брата Мангула стал работать председателем этого поля. С братьями Унии часто встречался. Был на Сессии Генеральной Конференции в Германии.
Все огорчения на сердце сменились чувством довольства, что мы не одни, не группировка, но придерживаемся всемирного движения, Генеральной Конференции и находимся вместе с братьями Унии.
Господь и мне дал возможность участвовать в деле Божьем. Вместе с мужем делали поездки в Сибирь, а также и сама ездила для посещения.
Теперь всё прошлое позади, хотя все огорчения не просто забываются, — сколько здоровья утрачено!



Проблема с домом


По отъезде отца в Ташкент он дал указание, вне нашего согласия, переселить нас в оставленный им пустующий дом, в котором никто не хотел жить. В нем нам пришлось жить долгое время. Своего жилья у нас не было.
В дальнейшем два раза приходили мои братья, по приказанию отца, чтобы нас выселить. Но на то время нам некуда было уйти. Тот дом, в котором мы жили раньше и из которого они нас переселили, они продали.
Мы предлагали им назначить цену дома, в который они нас переселили, и мы частями выплатим в назначенный ими срок, но они категорически отказали, заявив, что «этот дом вам не продадим».
Когда жива была мама, я ходила навещать ее. Она сильно болела, по всему было видно, что она не долго будет жить. Последний раз, прощаясь с ней, со слезами на глазах сказала: «Я знаю, что нам не скажут прийти на похороны». Так и получилось. Мама умерла в 1987 году, в апреле месяце. Но нам о ее смерти не сказали.
Как потом нам стало известно, мама сделала завещание, чтобы дом разделить на детей своих. (В то число входила и я.) По истечении шести месяцев после ее смерти, когда завещание вступает в силу, к нам пришли родственники и зачитали мамино завещание, и потребовали, чтобы отдали им их части дома или полностью оплатили за дом, если хотим остаться в нем. «Даем вам две недели, — сказали они, — или уходите из дома, а мы входим в свои части по завещанию, или оплачивайте полностью за дом».

Дом небольшой, несколько комнат и веранда; если разделить на шесть детей (по завещанию), то на одной, нам принадлежащей, части жить практически будет невозможно, да и невозможно при всей их враждебности к нам.
Для нас оставалось одно из двух: или оплатить за дом и жить в нем дальше, или уходить. Но оплатить нам было не за что, уходить — некуда. Что же делать? Семья большая, четверо детей, найти квартиру трудно. Оставалось — нужно выкупать дом. Но где возьмем столько денег, чтобы выкупить дом, да и еще через две недели?!
Казалось, было безвыходное положение.
Переживание у нас было большое.
Но мы обратились к Господу в молитве.
По милости Своей Бог услышал нашу молитву, и мы получили деньги за дом. Как это произошло?
Олег, работая фотографом, весной заснимал виньетки (выпускные классы). И вот до этого в одной школе при расчете за виньетку у них не хватило денег, они дали ему взамен одну облигацию 3-х процентного займа. Мы не обращали на нее внимания, она лежала у нас долгое время.
Но после прихода родственников, через несколько дней, состоялся очередной тираж, и пришла мысль проверить нашу облигацию.
И что же?
Обнаружилось, что на нашу облигацию пал самый большой выигрыш — 10 тысяч рублей (или бесплатно машина «Волга» — на выбор.)
Этот единственный большой выигрыш попал нам, и именно в то время, когда мы крайне нуждались и выхода у нас никакого не было.
Ну разве это не чудо?!
Слава Богу за Его чудесную заботу!
Утром поспешили в кассу, чтобы сдать облигацию и получить деньги. В кассе были удивлены такому большому выигрышу. «Такой выигрыш впервые в нашем городе, — сказали они. — Но мы должны облигацию выслать в Москву на проверку, а потом только можем выдать вам 10 тысяч», — заявили они.
«А зачем вам 10 тысяч, вы можете получить бесплатно “Волгу”», — предложили они.
Мы ответили, что нам машина не нужна — нам нужны деньги, и притом срочно. (Время, поставленное нам в связи с домом, исчезало.)

Тогда в кассе нам предложили следующее: «У нас есть одна женщина, она очень нуждается в легковой машине, но приобрести ее никак не может. Она вам заплатить 12 тысяч, а вы продайте ей свою облигацию». (В то время приобрести машину было большой проблемой, а по выигрышу — без всяких задержек и в первую очередь.)
Мы согласились и, здесь же получив обещанную сумму, с радостью отправились домой.
Бог помог разрешить и эту проблему!
Приходят родственники через две недели (как они и предупреждали). Спрашивают: «Ну, как вы решили?».
Мы ответили, что покупаем дом.
Они удивились. Но объяснять им, каким образом это стало для нас возможным, мы не стали. Рассчитавшись с ними, на следующий день оформили документы, дом перевели на меня.
Вот какой опыт мы имеем о заботе Божьей о нас!
В дальнейшем мы переехали на жительство в Джамбул, продав этот бывший отцовский дом.
Здесь мы были уже не одни, а в окружении братьев и сестер.
Слава Господу за Его заботу, ибо Он Сам ведет и управляет нашей жизнью.
Вот уже и преклонные наши годы, но Он поддерживает, посылая нам здоровье.
Но те опыты никогда не забудутся.


Заключение

Что же послужило причиной разрыва с папой?
Его неправильные учения, которые он стал вводить в церковь.
Например, он стал учить, что в характере Бога, в Его естестве, правосудие стоит на первом месте, а любовь — на втором. Но это прямо противоречит Священному Писанию, которое говорит, что «милость превозносится над судом». «Бог прощает до тысячи родов, а наказывает до третьего и четвертого рода» (Иак. 2, 13. Исх. 20, 5—6).
Почему он стал учить, что правосудие у Бога стоит на первом месте?
Чтобы оправдать ту жестокость, которую он стал вводить в церковь.
Он стал учить, что те, кто с ним не согласны в отношении его новых, чуждых христианству, учений, их надо возненавидеть, проклинать, изолировать.
Стали поощрять разводы по причине разности убеждений и т. д.
Но на этом не кончилось.

Для создания авторитета в обществе он был провозглашен «ныне, повторно, буквально во плоти родившимся Христом» (2-е мол. чтение за 1972 год, стр. 59—61).
Это есть прямое посягательство на положение Христа и Бога. Выдавать себя за Бога является страшным грехом. Писание характеризует это как беззаконие, отступление (2 Фес. 2, 3—4).
Провозглашенный Христом, он стал учить, что ни в чем не ошибается и ошибаться не может. Ему все должны беспрекословно подчиняться.
Стал учить, что все грехи необходимо исповедовать пред служителями, и не только устно, но и письменно. Было введено чуждое для протестантизма (но старое для католиков и православных) учение об исповедании всех грехов перед служителями церкви, чем создал, по примеру папства, мерзость запустения в попытках отнять у Христа, нашего Великого Первосвященника, ежедневную жертву (Дан. 12, 11).
Конечно, «тому, кто любит угождать себе, гораздо проще, приятнее и удобнее исповедовать свои грехи перед смертным человеком, чем открыть душу перед Богом» (Вел. бор., с. 568, ориг.).

Стал учить, что члены церкви — это простые, ничего не значащие «пальцы», которые должны беспрекословно, во всём, слепо подчиняться «голове», т. е. служителям, что привело к печальным последствиям.
И целый ряд других неправильных учений.
Разве можно с такими учениями согласиться?!
При всем своем уважении к отцу я не могла, однако, согласиться с его явно не христианскими учениями.
Вот что явилось причиной нашего разделения с ним!
Я благодарю Бога, что Он помог осознать заблуждения, которые противоречат христианскому учению. Господь помог мне в этих заблуждениях не участвовать.

Ноябрь, 2005 г.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 6 часов



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB